Это не приговор

Мы живем в современном мире во времена высоких технологий, где даже простая поездка на автобусе может стать причиной нервного срыва, ведение здорового образа жизни приобретает особую актуальность.
Важно понимать, что здоровый образ жизни – это не только физические упражнения по утрам, но целый ряд других жизненных принципов, среди которых и гармоничные отношения со своими близкими людьми, друзьями, коллегами и даже незнакомыми людьми. Но все меняется когда человек становиться инвалидом по той или иной причине.
Когда человек получает травму позвоночника, он не знает, что ему делать дальше.
В этой статье я расскажу о своих мыслях, о своих переживаниях, о чем думал на тот момент когда получил травму позвоночника, а именно перелом шейных позвонков на уровне C5, C6 и C7.
На тот момент я не предполагал, что это будут длительные и мучительные дни моего существования на этой земле. Я вел активный образ жизни, не задумывался о завтрашнем дне и в одночасье стал инвалидом. Это теперь, по прошествии времени я осознаю, что жизнь поделилась на жизнь до и жизнь после. Признаюсь, на тот момент мне вообще не хотелось жить. Если бы я мог, то на верно ушел из этой жизни, а так как у меня были повреждены шейные позвонки, шевелится я не мог и воспринимал все как есть.


Для начала мне хотелось бы поделиться
10-ю советами для людей
которые получили травму позвоночника.


1. Не падать духом.
2. Уважать близких.
3. Иметь цель.
4. Самодисциплина.
5. Стараться все делать самому (минимум помощи со стороны).
6. Пить много воды (жидкости).
7. Ежедневные тренировки.
8. Меньше сидеть в коляске (только по необходимости).
9. Не залеживаться (менять положения тела как можно чаще)
10. Верить в то, что ВСЕ ПОЛУЧИТСЯ.


Самая первая и единственная наверное ошибка для всех , я думаю, это когда мы падаем духом. Нам кажется, что мы уже никогда не сможем восстановить свои силы, продолжить активный образ жизни, наслаждаться ей, вести здоровый образ жизни.
Так и произошло со мной. Я просто отчаялся и не знал, что дальше делать, как мне быть и никто не мог мне в этом что-либо посоветовать.


Ведь люди с которыми я общался, мои близкие, родные, они также как и я , в первые встретились с этим недугом.


Вы спросите, а как же выйти из такой ситуации
не упасть духом и не уйти в глубокую депрессию?


Скажу сразу, что я выходил из этой ситуации, а именно из депрессии, полтора года. Полтора года не о чем не думал, ничего не хотел, думал о том какой я бедный, несчастный и винил судьбу зато, что мне она дала столько боли, за что мне это все, видать было за что.
У каждого человека психика расшатана по разному. Кто то из депрессивного состояния выйдет раньше, кто то позже, но могу сказать одно, пока человек не выйдет из этого состояния, не перестанет себя жалеть, о реабилитации и выздоровлении не может быть и речи.

Мной этот путь пройден! Я могу точно сказать, что это было все в реальной жизни, с реальным человеком, а именно со мной.


Как это ни странно звучит, но почти сразу после стабилизации витальных функций интерес ко мне со стороны врачей резко ослаб. После ощущения отчаянной борьбы за мою жизнь я вдруг оказался в эмоциональном и информационном вакууме. Всем известно, что травма позвоночника влечет за собой мощнейший травматический и психологический шок. Боль, страх и паралич мышц сделали меня беспомощным, психологические реакции стали непредсказуемы и могли колебаться от ухода в себя до истерик. Очень сложно протекал процесс полного осознания случившегося несчастья, и долгое время в глубине души жила надежда на скорое выздоровление, на чудо. Надо сказать, что какое-то время после травмы подобными надеждами живут практически все спинальники.
На начальном этапе реабилитации подсознательное само-отстранение больного от осознания страшной действительности вполне понятно. Однако, с другой стороны, сознательное, практически полное замалчивание проблем дальнейшего существования больного после тяжелейшей травмы со стороны специалистов, на мой взгляд, просто недопустимо.

Именно в тот момент, когда больной начинает осознавать всю глубину несчастья, он остается в одиночестве и в полной растерянности. Это говорит о том, что в наших клиниках, к сожалению, уделяют недостаточное внимание психологии общения врач – пациент, что негативно сказывается на общем состоянии больного.

В.М. Бехтерев говорит об этом следующее: “Всякий знает, какое магическое оздоровляющее действие может приобрести одно утешительное слово со стороны врача и, наоборот, как иногда убийственно… действует на больного суровый приговор врача, не знающего или не желающего знать силы внушения”.
К сожалению, приведенное выше высказывание остается актуальным, и по сей день, потому что нередко вместо поддержки больной получает от врача приговор: “Ходить не будете”. Иногда, как это было в моем случае, приговор смягчается и врач произносит примерно следующее: “Время от времени чудеса случаются и кто-то, кто считался совершенно безнадежным, начинает ходить”.

Создается впечатление, что некоторые специалисты совершенно не отдают себе отчета, высказываясь подобным образом.


Вместо того, чтобы дать больному конструктивную информацию о течении заболевания и возможных путях преодоления недуга, такой специалист фактически программирует больного, воспринимающего его слова как истину, на пассивное ожидание чудесного исцеления. Другой крайностью подобной беседы могут стать беспорядочные метания больного в поисках разнообразных целителей. В общем же позиция отстранения специалистов от обсуждения с больным его состояния и дальнейших перспектив может обернуться для него потерей веры в собственные силы и возможности реабилитации, а вследствие этого потеря интереса к жизни, озлобленность.

На мой взгляд, назрела необходимость создания специальной программы по “введению” в болезнь лиц с травматическим повреждением позвоночника и их близких. Программа должна состоять из цикла бесед со специально подготовленным специалистом и содержать в себе следующие темы:

*** о двигательной функции центральной нервной системы, о строении и особенностях спинного мозга;
*** об особенностях травмы конкретного человека и о влиянии травмы на деятельность всех систем и органов человека;
*** об имеющихся в современной системе реабилитации средствах и методах способствующих восстановлению утраченных функций;
*** о психологической подготовке больного к многообразным трудностям восстановительного процесса;
*** о симуляции активного, осознанного отношения к лечению;
*** о бытовых трудностях и способах их преодоления, о правилах личной гигиены.

Разумеется, это не полный список тем, которые необходимы для формирования правильного отношения больного к трагической потере здоровья, к изменившемуся социальному, а не редко и семейному статусу.

Поэтому, работа психолога-психотерапевта на начальном этапе особенно необходима.
В.Н. Мошков (1982) указывал на то, что психологическая реабилитация должна предшествовать физической, говоря, что инертность больных представляет серьезный тормоз для восстановления нарушенных функций. Активное, волевое и целенаправленное участие в восстановлении движений остается обязательным условием реабилитационного процесса.

Работа с близкими, также как и с больными, должна состоять из цикла бесед, а также включать несколько практических занятий. В беседах должны обсуждаться вопросы реального состояния здоровья больного; особенности и возможные последствия повреждения; о возможных путях восстановления утраченных функций; о возможных неадекватных психологических реакциях со стороны больного, и приемах, позволяющих снять психическое напряжение, как у больного, так и у самих близких.
В практические занятия должно входить обучение близких правилам ухода за больным, оказания ими первой медицинской и психологической помощи.

Хорошая подготовка близких к реабилитации, их желание, практические навыки и морально-психологическая поддержка становятся поистине неоценимыми после возвращения больного домой.
Думаю,  для всех, очевидно, что психологический настрой на борьбу, запас реальных, а не придуманных самим больным или его соседом по палате, знаний о потенциальных возможностях организма и о существующих методах восстановления послужит хорошей основой для дальнейшей реабилитации.

К сожалению, реальность такова, что, несмотря на то, что травма позвоночника является тяжелейшей травмой человеческого организма и процесс восстановления после нее крайне тяжел, информации о ней, даже для специалистов, явно не достаточно. Следует заметить, что среди публикуемой литературы явное предпочтение отдается проблемам реабилитации после травм грудного и поясничного отделов. Как правило, специалисты, занимающиеся двигательной реабилитацией спинальных больных, дают лишь поверхностную информацию о средствах и методах восстановления лиц с травмой шейного отдела позвоночника. Учитывая, что травма шейного отдела позвоночника является самой сложной из всех травм позвоночника, такое положение дел кажется более чем странным. Также вызывает недоумение буквально мизерное количество литературы по данной теме, рассчитанной на широкий круг читателей.
В связи с этим возникает ряд вопросов. Неужели проблема восстановления утраченных функций после спинальной травмы менее актуальна, чем лечение любого другого недуга, о котором издаются горы книг? И это в то время, когда армия спинальников стремительно растет вследствие увеличения числа военных конфликтов и техногенных аварий. Где человеку, попавшему в беду черпать жизненно важную информацию о многочисленных нюансах и тонкостях процесса реабилитации? Почему, став инвалидом, человек зачастую остается один на один со своей бедой?

На мой взгляд, отсутствие искреннего интереса к больному со стороны специалистов, осуществляющих реабилитационные мероприятия в стационаре, реабилитационном центре или в поликлинике, вызывает у него чувство ненужности, обреченности, неполноценности. В то же время отсутствие интереса объясняется “обреченностью” больных. Обреченность, в свою очередь, проистекает от отсутствия разработанных методик реабилитации, особенно двигательной. Отсутствие интереса специалистов часто заполняет жизнь инвалидов не стремлением к самосовершенствованию, а борьбой за выживание.
Ощутив в полной мере, на личном опыте, безысходность создавшегося положения, я понял, что только собственными усилиями, а также усилиями близких, неравнодушных грамотных специалистов (которых к сожалению единицы) можно обрести и реализовать надежду на выздоровление. Лишь спустя 2.5 года после травмы, я начал заниматься реабилитацией в домашних условиях.

Такое положение дел означает, что больной, вернувшийся из стационара или санатория домой, оставаясь без внимания и рекомендаций профессионалов, не может знать, как и чем, ему заниматься дальше. Более того, обладая небольшим количеством информации по вопросам двигательной реабилитации, не зная основных принципов ЛФК, больной может нанести значительный вред своему здоровью.

Будьте здоровы!

Комментарии закрыты.